Новости

Главные Последние Видеоновости Фоторепортажи Евровидение 2012

Спорт

ФутболОлимпизмБорьбаБоксВолейболГимнастикаДзюдоШахматыБаскетболВодныеДругие виды

Волейбол

Алла ГАСАНОВА: Много нервов трачу на Карабах

22 Августа 2017 17:20
Собеседником azerisport.com является Алла Гасанова – одна из самых известных в прошлом азербайджанских волейболисток, бывший капитан национальной сборной, которая сегодня тренирует молодежь и занимается воспитанием новых кадров.
«О волейболе мыслей не было»
Давайте начнем с самого начала. Когда у вас появилась любовь к волейболу?
Все произошло чисто случайно. Наверное, так начинается история чуть ли не любого спортсмена. Я просто пришла на тренировку своей сестры. Было воскресенье, я просто составила ей компанию. О волейболе никаких мыслей у меня даже не было.
А кем думали стать?
Я училась в 134-й школе, училась очень прилежно, шла на медаль…
…и тут пришел волейбол и все испортил?
Не совсем. Красный диплом я все-таки получила, школу закончила с отличием. Огромную роль в том, что я полюбила волейбол сыграла мой первый тренер – Ирма Трофимова, она втянула меня в этот вид спорта.
Красный диплом в жизни пригодился?
Ни разу. В институт я экзамены сдавала досрочно, так как тогда меня вызвали в расположение молодежной сборной СССР.
А старшая сестра продолжила карьеру?
Да, играла за БЗБК, ее вызывали в советскую сборную. Сейчас живет в России, тренирует в спортшколе.
То время было очень неопределенным. Большая страна вроде был жила, но уже дышала на ладан – условия были совсем не те, что сейчас…
…Мы тогда не думали ни о каких условиях и ни о каких деньгах. Это было желание играть в основной команде, чего я и добилась. То же самое касается и родителей – материальные блага никогда не ставились во главу угла, об этом даже речи не было.
И каково было привыкать к новым правилам, новым условиям, новой стране, в конце концов?
Не было желания бросить спорт и заняться, например, бизнесом? Сразу скажу, что бизнес это не мое. Каждый должен заниматься своим делом. После развала Союза мы продолжали играть, всей командой вместе с Фаиком Гараевым переехали в Турцию, выступали там. Конечно, уже за другие зарплаты, хоть по сегодняшним меркам они и смехотворные, современные контракты тогда даже в самых смелых снах нам привидеться не могли. Тем не менее, эти деньги помогали оставаться на плаву.
«ЧМ-1994 вспоминаю, как сказку»

1994 год, в Карабахе военные действия, страна делает попытки прийти в себя после отделения от СССР, спорт здесь вообще становится какой-то условностью. И тут сборная Азербайджана по волейболу, оказывается, играет на чемпионате мира в Бразилии. Что это было?
Я до сих пор вспоминаю тот чемпионат мира, как сказку. Сама организация просто поражала – мы оставались в отелях, в которых за свои деньги никогда оплатить бы не смогли. Это был шок, вот что это было. А в спортивном плане, я помню, что нам в группу попалась Куба, они в дальнейшем стали чемпионами мира, но вспоминали, что самым сложным матчем была встреча против Азербайджана.
И как вас настраивали на ту игру?
Сказали выйти и играть. Получилось неплохо. Психология у нас тогда была немного другая: было больше патриотизма, больше самоотдачи, больше ответственности. Парадокс и заключается в том, что сейчас, когда в волейболе совсем другие деньги и зарплаты, самоотдачи и ответственности стало меньше, поубавилось спортивной злости. У игрока должно быть самолюбие. Безусловно, заслугу тренера в победах команды никто не отнимает, но на площадку выходит игрок. Он автор своих ошибок, а не тренер.
После чемпионата мира 1994 года в азербайджанском волейболе наступает определенное безвременье. Нас дисквалифицирует ФИВБ за историю с Викторией Раввой, но вы продолжаете играть в Турции. В начале века у вас появляется возможность вернуться в Азербайджан. Как вы ее тогда восприняли?
С закрытыми глазами сказала: «да». И я ни разу не жалела о том, что вернулась. У меня в Баку был муж – Эльхан Гасанов (ныне тренер вратарей «Карабаха» - Ред.), здесь росла дочь.
Потом пришел успех: в 2002 году «Азеррейл» выигрывает Кубок топ-команд. Какие ощущения испытывали вы, когда видели забитые трибуны Дворца спорта – причем, забитые людьми, которые реально пришли болеть, а не были сюда загнаны, как это порой бывает в последнее время.
Для меня, как игрока, простите мой французский, это кайф. Я недавно испытала похожие чувства, когда пришла на стадион «Тофик Бахрамов» болеть за «Карабах» против «Копенгагена». А как может быть иначе? Разве какой-то певец будет петь при пустых трибунах с удовольствием. Ну, давайте, представим, что приехала Пугачева и поет перед пустым залом.
«Патрушев сказал нам: «Наконец, мы вас добили»
Спустя 11 лет после дебюта на чемпионате мира состоялся ваш дебют на чемпионате Европы. Какие чувства были тогда?
Сравнивать те чувства с «бразильскими» я не могу. Мы выросли, навидались многого, стали опытными. Однако, сам факт выхода в финальную стадию ЕВРО, был уже радостным. К тому же, за год до чемпионата Европы у нас был шанс попасть на Олимпиаду – мы проводили квалификационный турнир дома, и если бы стали его победителями, то сыграли бы в Афинах. Но мы тогда выступили неудачно.
Тот ЕВРО получился потрясающим – четвертое место. Могла наша команда добиться большего?
Честно говоря, недавно я читала одно интервью, мне его Эльхан показал. Там принизили наши результаты на том ЕВРО, у меня даже сложилось ощущение, что мы там стали последними. Не буду называть имени собеседника вашего коллеги, но мне было неприятно все это читать.
Команда уезжала с того ЕВРО с обидой, ведь до медалей не хватило всего чуть-чуть?
Худшие места в спорте это второе и четвертое. Конечно, было обидно. Ту же Россию мы до этого не раз обыгрывали, в том числе и в квалификации на ЕВРО, а в полуфинале «пролетели» 0:3. Даже Николай Патрушев, на тот момент возглавлявший федерацию волейбола России (и ФСБ – Ред.), сказал: «Ну наконец мы вас добили, а то вы нам уже надоели». Просто не хватило физически.
На чемпионате мира 2006 года вы уже не сыграли. Почему?
Были причины, по которым мне пришлось завершить карьеру в сборной. О них я говорить не буду. Я могла играть и дальше, но пришлось закончить.
КНДР
Фаик Гараев как-то рассказывал, что, будучи тренером молодежной сборной СССР приезжал в КНДР...
…мы там были вместе…
…и видел, как люди идут на работу, распевая песни.
Не только на работу, но и в школу. Там все пели. И домой возвращались так же.
Это самая экзотическая страна, в которой вы были?
Безусловно. Начиная от еды, кончая условиями. Некоторыми моментами мы были просто шокированы.
Людей из органов к вам не приставляли?
Нет, мы же гулять там не выходили. Из гостиницы – в зал, благо, было рядом. Да я и не представляю, где там вообще можно прогуливаться. Очень удручающее впечатление произвела та страна на меня.
«В «Карабахе» все построено на дисциплине, доверии и взаимоуважении»
Не можем не затронуть тему «Карабаха», учитывая то, что там работает ваш муж. Завтра ваша семья может получить еще одного человека, который вышел в групповой этап Лиги чемпионов.
Да, но первой была я (смеется).
Много нервов тратите на «Карабах»?
Кучу. Я даже не знаю, за кого переживать – за «Карабах», за волейбол, еще за кого… Не пропускаю ни одного их матча. Сейчас их ждет матч в Дании. Сложно им будет, но я верю в команду.
Как вы думаете, Гурбан Гурбанов – это лучшее, что случалось с тренерской азербайджанской школой?
В футболе, безусловно, да. Результаты говорят сами за себя. В любом виде спорта во главу угла надо ставить дисциплину. Без этого ничего не будет. В «Карабахе» все построено на доверии и взаимоуважении игрока и тренера. Если игрок не будет уважать тренера, то ничего не добьешься.
Только уважение? Что вы имеете в виду?
Ну, в случае с женскими командами должна быть и любовь, не так ли? Конечно!
«Гараеву достаточно было посмотреть – и ты не знала, в какую яму себя бросить»
А страх?
Я всегда говорю своим игрокам, чтобы меня не боялись. Требую уважения, в первую очередь. Но есть объективные факторы – например, возраст. Все-таки когда ты юн, ты можешь побаиваться тренера.
Вы боялись Фаика Гараева?
Первое время, да. Более того, когда мы приходили на сборы и чувствовали, что он пришел раньше нас, то понимали, что можем получить нагоняй.
Как вы понимали, что он пришел раньше? По машине во дворе?
Говорю же, не понимали, а чувствовали. По запаху одеколона (смеется). Если его духами не пахло, то выдыхали со спокойной совестью. А если чувствовали его запах, то… Вы знаете, тренеру же необязательно кричать на игрока – Фаику Гараеву порой достаточно просто посмотреть, и ты уже не знаешь, в какую яму себя бросить.
«Современные дети – «плюшевые»
Ваш сын – Тима – занимался футболом в «Нефтчи» у Дмитрия Крамаренко. Где он сейчас?
Мы перевели его в «Карабах».
За кого он болеет?
Оба моих ребенка болеют за «Реал». Тима знает все о Роналду. Но мне хотелось бы, чтобы он знал не только о стороне Роналду, как футболиста и медийного человека. Мне хочется, чтобы Тима понимал, сколько труда и тренировок стоит за этими успехами. Зато папа у нас болеет за «Барселону», так что дома – самое настоящее футбольное противостояние.
А вы поддерживаете Эльхана?
Нет, я придерживаюсь нейтралитета и болею за «Челси». (смеется) Раньше нравился «Милан», когда там играл Андрей Шевченко.
Что из себя представляют нынешние дети, с которыми вы работаете?
Не хочу никого обижать, но современные дети по сравнению с нами какие-то «плюшевые», «диванные». Я не помню, чтобы мой первый тренер учила меня бегать и прыгать, я и сама это могла. Но нынешние дети не могут делать и этого. В результате уходит время на то, чтобы научить их всему этому, а потом уже волейболу. Это поколение телефонов, компьютеров и айпадов. С другой стороны, детей я тоже понимаю – в школах задают столько уроков, что после них не то, что на волейбол, на прогулку сил не остается.
Материал подготовлен при поддержке Комитета медиа

Просмотрено: 4140

версия для печати